blokada75-2В преддверии 75-летия со дня полного снятия блокады Ленинграда необходимо еще раз вспомнить о деятельности Музея городской скульптуры в годы Великой Отечественной войны, о работе музейщиков в блокадном городе, об усилиях Музея по спасению коллекции городских памятников, уникальных исторических Некрополей, шедеврах мемориальной пластики Благовещенской усыпальнице – входящей в состав музея.


Для Музея городской скульптуры Великая Отечественная война, блокада стали сильнейшим испытанием, колоссальной ответственностью перед российской культурой. Самоотверженная борьба за спасение художественных ценностей началась с первых часов войны. …8 сентября 1941 года, была прервана железнодорожная связь города со страной. Началась 900-дневная блокада Ленинграда.  Каждый день городские кварталы и площади методически обстреливались дальнобойной вражеской артиллерией. Усиливалась интенсивность налетов вражеской авиации.

Уже 23 июня 1941 года Инспекцией по охране памятников в Ленгорисполком был представлен план защиты зданий, монументальной и декоративной скульптуры города (маскировка высотных ориентиров, Смольного). Все это затрудняло прицельные бомбежки. Одновременно с работами по маскировке архитектурных памятников, по согласованию с главным архитектором города, Инспекция привлекла членов  Союза архитекторов к обмерам памятников…

Сотрудники Музея городской скульптуры приняли непосредственное участие в работах по укрытию, фиксации и изучению памятников. К сложному делу укрытия памятников музеем были привлечены скульпторы, архитекторы, художники. Руководил ими скульптор-реставратор И.В.Крестовский. Совместно с ними трудились скульпторы И.И.Суворов, Н.В.Дыдыкин, В.Л.Симонов, Р.К.Таурит и другие, а также архитекторы , проектировавшие конструкции для  укрытия скульптур. Часть скульптуры была надежно укрыта мешками с песком и обшита досками, а часть снята с пьедестала. Так, декоративные группы «Укротители коней» - кони Клодта -  на специальных платформах были  транспортированы в сад отдыха (сад Аничкова дворца), где их поставили в ямах перекрытых надежным навесом. В Михайловском саду, в ямах под высокой насыпью скрыли памятник Александру III и скульптурную группу Растрелли – Анна Иоанновна с арапчонком. Конный монумент Петра I перед Инженерным замком сняли с постамента и уложили на прокладку из толя в траншею.

В архиве Музея сохранились рисунки блокадного времени, фиксирующие процесс открытия памятника, которые по заданию Музея  выполняли профессиональные художники. Почему рисунок, а не фотография? Сегодня, мало кто знает, что существовало множество ограничений для жителей города. Так, например, были конфискованы все радиоприемники, чтобы население не подвергалось вражеской пропаганде, отсутствовала телефонная связь. Запрещена была кино и фотосъемка на улицах города без специального  разрешения – любой фотодокумент мог стать  «агентурным сообщением», а сделавший его, вражеским шпионом. Военнослужащим не рекомендовалось вести дневниковые записи, считалось, что в них могли оказаться некие секретные сведения. Нарушения этих запретов иногда стоили человеку жизни, также как и неосторожный разговор. Музейщики, как и граждане блокированного города испытывали опасности с двух  сторон - голод, холод, болезни, лишения из-за вражеского окружения, с одной, и необходимость строжайшего самоконтроля за своими  высказываниями и реакцией на происходящее… Поэтому на рисунках, отсутствуют приметы военного времени, детали которые могли бы указывать на него.

Музеем за период Великой Отечественной войны на месте были  укрыты Медный всадник, памятник В.И.Ленину у Смольного и Финляндского вокзала, С.М.Кирову, на Кировской площади, Николаю I на Исаакиевской площади, декоративные скульптуры Сфинксов перед Академией художеств. Сняты и зарыты конные группы Аничкова моста,  памятник Петру I у Инженерного замка, Ши-цзы – всего 10 скульптур. Работы в основном производились в 1941-1942 г.г. Все это было сделано  силами «полуголодных и больных» (из докладной  записки характеризующей  положение коллектива  музея) сотрудников  музея.

Монумент, ставший символом  города – памятник Петру I - первый в России конный монумент «Медный всадник» не только был укрыт в дни  войны, он изучался. Научным сотрудником музея Л.А.Бубновым по материалам ленинградских архивов был написан паспорт на памятник, который по количеству и качеству собранных сведений не утратил своего значения по сей день. Автор  труда  умер  в годы блокады.Остались не укрытыми памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли, Суворову. Но, оставшись незащищенными, памятники звали горожан сохранять мужество, переносить лишения и, конечно верить в неизбежность победы над  врагом.

При Музее были организованы мастерские по созданию монументально-агитационной скульптуры, что рассматривалось как одно из  важнейших мероприятий оборонительного значения. В штат Музея зачислены выдающиеся мастера  ваяния – Н.В.Томский, В.Я.Боголюбов, М.Ф.Бабурин, В.В.Исаева и др. Работа, выполняемая ими, являлась звеном  идеологической деятельности проводимой руководством города. В то же  время, эта работа позволяла проявлять заботу о художниках, которые  в этом случае  получали карточку не иждивенца, а служащего.

Являясь хранителем мемориальных досок, а их насчитывалась не одна сотня, Музей заботился и о них. Доски, укрепленные на зданиях, снимались, и по акту, составленному Музеем, и передавались управдому. Управдом, человек, наделенный в военном Ленинграде многими полномочиями. За годы войны город не потерял ни одной мемориальной доски.Только благодаря деятельности сотрудников Музея городской  скульптуры сохранена драгоценная часть коллекции музея - памятники Благовещенской усыпальницы и Некрополей. Усыпальница была замышлена  Петром I, как первый российский национальный пантеон. Здесь   похоронены  выдающиеся военные деятели - А.В.Суворов, М.А.Милорадович, А.М.Голицин, Г.С.Волконский и другие воины отстаивавшие интересы России на полях битв, не щадя  жизни.

В июле-августе 1941 года коллектив Музея провел работы по консервации музейных экспонатов под полом Благовещенской  усыпальницы, было скрыто 58 предметов. В Некрополях укрыто 65 надгробий. Одновременно художниками И.И.Семаго, О.К.Аршакуни, А.В.Васильевым сделаны рисунки 40 надгробных памятников в укрытии. «Когда весна 1942 года вывела ленинградцев из оцепенения суровой и страшной зимы 1941-1942 г.г.» в Благовещенской усыпальнице Музеем городской скульптуры была устроена экспозиция «Героическое прошлое нашей Родины». У надгробия А.В.Суворова солдаты принимали присягу на верность Отечеству и уходили на фронт.

Музей бережно сохранил свои бесценные коллекции. Его двадцать сотрудников были представлены к награждению медалью «За оборону Ленинграда», самой дорогой, для каждого пережившего блокаду города.  Но, спасая город, многие не могли уберечь себя – 33 человека, из состава коллектива музея погибли во время блокады города в 1942-1944 годах. Это они выполняли непосильную работу по укрытию памятников, они обессиленные совершали бесконечно далекие переходы от памятника к памятнику, чтобы проверить их сохранность, они вели документацию, без которой охрана  была бы невозможной. Вечная им память.

В архиве музея сохранились повседневные, протокольно-конкретные документы, скромные выцветшие фотографии, рисунки художников военной  поры, ставшие историческими реликвиями, соотнесенные с блокадными  событиями, с историей нашего города. Эти материалы становятся  экспонатами выставок, темами публикаций и исследований.

Так, 23 января 2019 г в Государственном музее городской скульптуре состоится открытие выставки «Мужеству великого города», приуроченая  к 75-ой  годовщине  со  дня полного снятия  блокады.  Ленинград в блокадной осаде-это великое трагическое и в то же время героическое время, которое нельзя забывать.

В основе данной публикации статья Ирины Александровны Столяровой из сборника научных статей сотрудников Государственного  музея городской скульптуры «Одним дыханием с Ленинградом…»  СПб, 2005 г. Стр.187-199
Составлено Е.А.Шишкиной

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить